наверх
Читать Слушать Смотреть Календарь Равные Что делать? О нас
← Ко всем материалам

Первая в России конференция Diversity & Inclusion по невидимой инвалидности

24 ноября 2022 года в Москве состоялась первая в России конференция Diversity & Inclusion по вопросам невидимой инвалидности, которую организовали Фонд борьбы с лейкемией и Фонд семьи Тиньковых. 

В конференции приняли участие представители крупных компаний-работодателей — в том числе, рекрутинговой компании Get Experts, Додо Пицца, АНО «Пространство равных возможностей» (Everland), BIOCAD, АВИТО, а также юристы, карьерные консультанты, психологи и представители НКО.

Невидимая инвалидность — это метафора, которую используют по всему миру, описывая ограничения по здоровью, не видимые на первый взгляд. К ней относят в том числе многие онкологические заболевания. Люди с невидимой инвалидностью часто вынуждены скрывать это, поскольку рискуют столкнуться с дискриминацией. Особенно это касается вопросов трудоустройства.

Какие возможности для соискателей с инвалидностью есть на рынке труда? Какие условия для них должен обеспечить работодатель? В каких российских компаниях существуют лучшие практики по трудоустройству людей с инвалидностью? Эти и другие вопросы мы обсудили с нашими экспертами.


Дискуссионная панель. Проблематика «невидимой инвалидности»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

К сожалению, и международные, и российские компании сейчас находятся только на начальных этапах рассмотрения и анализа проблемы инклюзивности, комфортного пребывания людей с невидимой инвалидностью в рабочих коллективах. По мнению многих специалистов, именно невидимая инвалидность станет одним из основных вызовов для работодателей в ближайшие годы.


Что можно отнести к понятию «невидимой инвалидности»: какие ограничения и состояния сотрудников должен учитывать работодатель, а какие остаются личным делом сотрудника?

Спикеры:

  • Ануш Овсепян, генеральный директор Фонда борьбы с лейкемией.
  • Екатерина Котова, управляющий консультант рекрутинговой компании Get experts.
  • Елена Мартынова, со-основатель инклюзивного проекта Everland.
  • Ольга Грицай, юрист, эксперт в медицинском, трудовом и семейном праве.
  • Марина Зубова, президент и учредитель благотворительного фонда «Гольфстрим».

Модератор: Мария Иванникова, директор по коммуникациям ФСТ

Ольга Грицай: Это хронические заболевания, которые влияют на жизнь человека. Ему приходится сталкиваться с проблемами на работе, в обществе и доказывать свою инвалидность. Поэтому необходимо вносить изменения на законодательном уровне.


Елена Мартынова: Повышение общей толерантности в коллективах и внимание к тому, что каждый человек, так или иначе, может чувствовать себя плохо — это то, на чем стоит сфокусироваться. Это первый шаг к тому, чтобы изменить отношение к невидимой инвалидности, ведь право говорить или не говорить о своей болезни — это право человека, считает она.


Екатерина Котова рассказала о данных опроса, которые провели совместно рекрутинговая компания Get experts, Фонд семьи Тиньковых и Фонд борьбы с лейкемией. В нем приняли участие 350 работодателей (HR-представителей компаний и нанимающих менеджеров) и более 1000 профессионалов (работников, сотрудников компаний) со всей России.


Ключевые данные:

  • 78% опрошенных работодателей не знают, что такое невидимая инвалидность.
  • 64% работодателей считают, что невидимая инвалидность должна включать в себя любые ограничения по здоровью.
  • 3% опрошенных работодателей уже реализуют специальные программы для людей с невидимой инвалидностью.
  • 12% сотрудников лично сталкивались с дискриминацией на работе из-за своей инвалидности.
  • 80% работодателей сказали, что при возникновении у сотрудника ограничений трудоспособности и условий работы они готовы искать индивидуальное решение проблемы.
  • 20% сотрудников компаний считают, что осложнения после мобилизации необходимо отнести к понятию невидимой инвалидности.

Елена Мартынова: Проблема невидимой инвалидности находится в серой зоне. Вся коммуникация о ней строится на стереотипах, причем с обеих сторон. Люди с инвалидностью тоже смотрят на себя через призму этих стереотипов.


Everland уже 6 лет занимается проблемами инклюзивности. В России практически отсутствуют хорошие практики работы с этой группой людей. Компания провела исследование, частью результатов которого поделилась Елена.


По данным исследования, 90% людей, которые получают инвалидность во взрослом возрасте, теряют свою работу. 53% из них не находят работу снова. Это говорит о том, что в России отсутствуют процессы реинтеграции. По ее словам, идеи равенства и инклюзивности часто просто не ложатся в бизнес-процессы, хотя при этом многие работодатели пытаются заполнить квоту на инвалидность в компании, но просто не понимают, как.


Обстоятельства, в которых оказывается человек с инвалидностью при трудоустройстве:

  • Потеря части выплат
  • Непонимание своего места на рынке труда
  • Негатив со стороны родственников в отношении трудоустройства
  • Физическое и психологическое здоровье
  • Низкие soft skills

Ольга Грицай рассказала, что по закону сотрудник не обязан говорить о своей инвалидности работодателю. По ее словам, работник должен сообщать об этом тогда, когда он чувствует, что не сможет выполнять свои обязанности на требуемом уровне. Он сам должен определять, что необходимо в его ситуации. Понимать, насколько лояльный работодатель, возможен ли диалог.

Если сотрудник получил инвалидность во время работы в организации и хочет обсудить с работодателем условия труда, ему следует предоставить подтверждения, чтобы пересмотреть условия трудового договора. Тогда работодатель обеспечит более лояльные условия, ограничит часы работы и так далее, он обязан сделать это по закону.


Марина Зубова: Сейчас в России появилась тенденция на инклюзивность, и многие организации прилагают огромные усилия. Но чтобы это стало нормой, нужно изменить сознание общества. Как это делается? Через СМИ, через культуру. Нужно активнее распространять эту информацию. Говорить, что люди с инвалидностью — такая же часть общества, и необходимо обеспечить их комфортными условиями труда.


Опыт трудоустройства людей с инвалидностью.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Уже несколько лет крупные компании внедряют специальную политику по трудоустройству и адаптации людей с инвалидностью. Участники представили кейсы и лучшие практики, а также поделились извлеченными уроками и сложностями реализации подобных проектов.

Спикеры:

  • Екатерина Трунова, руководитель отдела привлечения персонала BIOCAD.
  • Сергей Каторгин, генеральный директор, основатель компании «Онкострахование».
  • Елизавета Смирнова, стажер департамента развития персонала компании АВИТО.
  • Евгений Поздеев, равный консультант Фонда борьбы с лейкемией.
  • Ирина Холкина, руководитель службы равного консультирования Фонда борьбы с лейкемией.

Модератор: Светлана Пороскова, карьерный консультант, коуч, профориентатор подростков и взрослых.

Екатерина Трунова рассказала о запуске совместного карьерного проекта с Фондом борьбы с лейкемией, посвященного теме невидимой инвалидности: «В рамках данного проекта мы говорим о том, как правильно составить резюме, как подготовиться к собеседованию, какие навыки стоит сегодня развивать, чтобы иметь преимущество на рынке труда, а также о том, что делать, если кто-то столкнулся с дискриминацией на работе. Портал “Самое время жить. Карьера” будет полезен не только соискателям, но и сотрудникам рекрутинговых служб, чтобы они могли лучше понять людей с видимой и невидимой инвалидностью. Вебинары стартовали 28 ноября». Екатерина Трунова подчеркнула, что «BIOCAD создает благоприятную рабочую среду для интеграции потенциальных работников с невидимой инвалидностью, и независимо от того, в каком направлении работает сотрудник и какие задачи он выполняет, все знают, что главная задача работы компании — спасение жизни пациентов. Эта идея и является основополагающей в процессе найма людей с невидимой инвалидностью.

Сергей Каторгин поделился данными исследований компании «Онкострахование». По его словам, более 3 млн людей в России стоят на учете в онкодиспансерах. 1,9 млн из них — в трудоспособном возрасте. То есть, каждый 44 сотрудник в России может заболеть онкологией за год.

По словам Сергея, есть несколько проблем, с которыми нужно разбираться:

  • ДМС не покрывает лечение онкологии.
  • Информации недостаточно (больше четверти россиян думает, что рак заразен)
  • На одного онколога приходится 437 пациентов.
  • Среднее время от постановки диагноза до начала лечения — 1,5 месяца.

Кроме того, «Онкострахование» провела опрос о найме сотрудников с онкологией среди 200 HR-специалистов.

Елизавета Смирнова рассказала о программе стажировок #сервисбезграниц для людей с инвалидностью. Этот проект компании АВИТО помогает людям получить реальный опыт, а также трудоустроиться. В ходе проекта команда выяснила, что найти инклюзивных кандидатов на рынке труда непросто. Даже если они находятся, то им очень сложно интегрироваться — много страхов.

В проекте приняло участие 11 стажеров. 4 стали специалистами АВИТО.

Евгений Поздеев поделился своим опытом трудоустройства и взаимодействия с работодателем. Он несколько лет скрывал свое заболевание, потому что опасался, что его переведут на более низкооплачиваемую должность. Когда предприятие узнало о состоянии его здоровья, к нему отнеслись лояльно и предложили несколько достойных альтернатив.

Ирина Холкина также рассказала о своем опыте. До болезни она работала в больнице. Когда ее начальство и сотрудники узнали, что ей нужны деньги на трансплантацию костного мозга в Германии, они организовали благотворительный концерт и сбор средств. Главврач поддерживала Ирину на всех этапах лечения и ждала ее возвращения на работу. К сожалению, после выздоровления она не смогла продолжить свою карьеру — появились инфекционные осложнения, и каждый приход в больницу сильно влиял на здоровье. Пандемия коронавируса поставила точку на ее карьере, но именно в этот момент Фонд борьбы с лейкемией предложил Ирине возглавить направление равного консультирования в фонде.

 «То, что ты не можешь вернуться к прежней жизни — надо это принять. И сделать следующий шаг».

Обсуждение. Новые вызовы в работе с человеческими ресурсами

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Пост-ковидные осложнения, а также текущая ситуация ставят перед работодателями и сотрудниками новые вызовы. Большинству приходится учиться справляться со стрессовыми ситуациями, которые могут значительно повлиять на психику и, соответственно, сказаться на работоспособности человека. Работодатели и психологи обсудили возможные пути решения возникающих сложностей.

Спикеры:

  • Светлана Пороскова, карьерный консультант, коуч, профориентатор подростков и взрослых.
  • Константин Тихомиров, директор Фонда семьи Тиньковых.
  • Галина Ветошкина, директор по персоналу Додо Пицца.
  • Ольга Сорина, клинический психолог, эксперт по эмоциональному выгоранию.
  • Наталья Назарова, клинический психолог, психодрама терапевт.
  • Ольга Парфенова, бизнес-коуч, со-основатель международной школы коучинга Up&Above.

Модератор: Людмила Писаренко, руководитель проектов Фонда борьбы с лейкемией.

Константин Тихомиров: Большую часть времени мы проводим на работе, в коллективе, поэтому в силах работодателя создать комфортную среду для сотрудников.

Галина Ветошкина: Тот бизнес, который есть у работодателя, строят люди. Любые контексты: политические, экономические — влияют на состояние этих людей, а значит и на бизнес. Работодатель вряд ли может нести ответственность за события вовне, но он может реагировать на них должным образом. Заботиться о состоянии своих сотрудников, замечать перепады, давать, если необходимо, выходные и создавать лояльную, поддерживающую обстановку. Это очень важно.

Ольга Парфенова: Внешняя среда сейчас агрессивна, будущее туманно. Поддержка нужна всем, вплоть до топ-менеджеров. Все смотрят на руководителей, если они держатся — то и сотрудники чувствуют себя спокойнее. Работодатель — зеркало компании, он транслирует свое состояние. Сейчас ко мне стало приходить значительно больше представителей бизнеса. Они хотят найти устойчивость внутри себя, так как во внешнем мире не на что опираться. В этом случае работа с коучем или психологом может помочь.

Ольга Сорина: Я в основном работаю с темами карьеры. Сейчас очень много запросов на то, как сохранять работоспособность, как реагировать в обстоятельствах острого стресса. Много страха, люди себя не узнают.

Что касается тренинговых программ, в 2022 году у Натальи Назаровой «выстрелил» тренинг, нацеленный на «понимание». Как проявить эмпатию, как быть с чужим проявлением сильной эмоциональности – это может стать темой консультаций в 2023 году.

Роль лидера и HR-специалиста сейчас резко возрастает. Эмпатия должна проявляться в общении, в умении слушать, понимать, говорить и быть услышанным. Проблемы перестают быть индивидуальными, многие вопросы следует решать коллективно.

Диалог между сотрудником и работодателем — ключевое условия стабильности компании.

Руководство Додо Пиццы прилагает много усилий для поддержания стабильного эмоционального сотрудников в ситуациях неопределенности:

  • Информационная помощь: разъяснение законов, влияния экономических факторов на компанию и сотрудников.
  • Психологическая поддержка: практика внезапных «дей офф» или незапланированных отпусков, если у сотрудника сложный период.
  • Увеличение оплаты от компании на психологическую помощь сотрудникам.
  • Частая активная коммуникация с сотрудниками, особенно в сложные времена.

Работодателю ни в коем случае нельзя уходить в «режим молчания», когда сотрудники не понимают, какое влияние окажут конкретные внешние обстоятельства на компанию в целом и на каждого сотрудника в частности. Закроют? Сократят? Эти страхи нужно сразу прорабатывать максимально быстро, прояснять контексты, выходить на диалог, создавать дополнительные каналы коммуникации, где люди могут задавать эти вопросы и объяснять, какие шаги предпринимает руководство для преодоления сложившихся трудностей, какие планы у компании. Важно развивать культуру обратной связи, чтобы сотрудники не боялись давать фидбек на инициативы руководства.


Светлана Пороскова отметила, что она не наблюдает паники на рынке труда, вызванной внешними вызовами. «Складывается впечатление, что мы столкнемся с некой отложенной реакцией на ситуацию — в 2023 году может резко возрасти запрос на трудоустройство на любую позицию, чтобы сохранить хотя бы некоторую финансовую стабильность».


Светлана Пороскова: Когда я увидела результаты опроса, то была опечалена тем низким процентом людей, которые сказали, что компаниям нужны услуги коучинга. Здорово, что сейчас уже многие понимают, что психологическая помощь необходима, но надеюсь, что этот же путь ждет и коучинг. На рынке достаточно отличных специалистов, которые могут работать внутри корпораций и решать проблемы. Такие проблемы, которые если не решить вовремя, то затем последствия для компании будут значительны.

Светлана подчеркнула, что развитие коучинговых структур внутри компании поможет превентивно решить многие проблемы и сэкономить огромное количество ресурсов для руководителей и владельцев компаний. Кроме того, коучинг может сплотить сотрудников во трудные кризисные времена. Нужно обращать на это больше внимания.


Ольга Сорина отметила, что внедрение психологической помощи или коучинга не работает само по себе. Необходимо развивать соответствующую культуру принятия, поддержки в компании, а не использовать отдельные инструменты.


Какие есть способы профилактики будущих стрессовых ситуаций? 


Константин Тихомиров предлагает программы командообразования – на работе человек проводит основную часть своего времени, и то, какая атмосфера создана сегодня в коллективе, формирует наше завтра.


Светлана Пороскова: Самая хорошая профилактика – взращивание устойчивости, адаптивности (resilience). Когда стресс накапливается – чревато взрывом в последствии. Работа с конкретной устойчивостью людей как индивидуально, так и в рамках корпорации – если человек испытывает ситуацию, с которой справиться не может.


В данном контексте культура компании должна способствовать тому, чтобы сотрудник мог открыто сказать, что он «не вывозит», что для него сейчас сложилась сложная ситуация. В этом случае руководство имеет возможность действовать быстро и оперативно, и предоставлять ту помощь, которая нужна, вплоть до медицинской.


К сожалению, мы не знаем, когда закончится ситуация высоко стресса. Мы все в длительном марафоне, поэтому важно понимать, что на спринтерской скорости нам сложно сейчас долго бежать. Важно соблюдать гигиену труда – брать отпуска, уходить на больничные, когда человек болеет, и не работает во это время.


Необходимо формировать в компании правильные привычки – у каждой компании они могут быть уникальные, но в целом они способствуют стабилизации коллектива.


Нужны ли какие-либо специальные программы для людей с особенностями здоровья? Наверное, нужно принять свою ситуацию – то, что случилось и как с этим жить. Людям, которые сталкиваются с заболеваниями, им все-таки нужно больше поддержки.


Поделиться